Наследие

Багет на балет

Знаменитые броши Van Cleef & Arpels, вдохновленные музыкальными шедеврами и вдохновившие на создание новых

Джордж Баланчин обомлел при виде игры света на пачках драгоценных балерин – и решил создать балет «Драгоценности»
Ничего более сказочного, чем балет, люди из человеческого тела сотворять еще не придумали. За тридцати двумя фуэте – минута! – которые играючи делает точеная балерина стоят сотни часов мук в классе, годы жизни, отданные за волшебство, которое обречено исчезнуть, когда снова зажгутся огни люстры Большого. Поэзия, за которой стоит пахарский труд, вдохновение, стреноженное силой воли, грация, основанная на атлетике.

То же и с искусством ювелира. Годы поиска единственного в своем роде камня, недели его кропотливого превращения из почти что сора в стихи (скольких украшений, плодов божественного вдохновения, человечество не увидело не из-за скудности фантазии ювелиров, а лишь потому, что камень не поддался резцу, а металл не захотел излиться против законов тяготения). Минута наслаждения законченным творением – а дальше загораются люстры бутика и сказка, созданная мастером, исчезает. Правда, к счастью, лишь для него – для обладательницы драгоценности и божество, и вдохновенье, и любовь, и чудное мгновенье встречи с ювелирной сказкой воскресают вновь и вновь, едва уронишь взгляд на кольцо или брошь.

А теперь представьте, что отлить в золоте, выложить из бриллиантов, рубинов удалось балет. Хотя зачем представлять – французский дом Van Cleef & Arpels начал делать броши в виде балерин и танцовщиц фламенко еще в сороковые. Десятилетия спустя великий Джордж Баланчин заглянул в парижский бутик Дома, обомлел при виде абсолютно живой, естественной игры света на паве из бриллиантов, изумрудов, рубинов, которыми были выложены пачки драгоценных балерин, гибких линий их станов, изящества их па – и решил создать свой балет «Драгоценности». Варвара Каринска тогда придумала поразительные костюмы для балерин, расшитые разноцветными камнями-стразами – патрон предприятия Клод Арпельс говорил, что Каринской удалось сделать так, чтобы приходя в движение вместе с тканью костюмов во время танца, камни переливались точь в точь как драгоценности, которые они символизировали: изумруды, рубины и бриллианты.


В прошлом году в коллекции Van Cleef & Arpels Ballet Precieux появились украшения на тему «Щелкунчика»
Ну а в прошлом году в коллекции Van Cleef & Arpels Ballet Precieux, наконец, появились украшения, на тему «Щелкунчика»: брошь Ballerina Clara (она же Мари) из золота трех оттенков, браслет и кольцо Christmas Eve в виде банта Принца, украшенного паве из прозрачных и желтых бриллиантов и рубинами в «невидимой» оправе, а также сотуар и серьги-подвески из бусин жемчуга и ляпис-лазури, вдохновленные снегопадом, который сопровождает Дроссельмейера и Машу в путешествии в сказочную страну. Когда вечером 31 декабря Принц вновь превратится в Щелкунчика, вновь зажжется люстра Большого театра, дирижер опустит свою палочку и закроется занавес, эти украшения не дадут вашей сказке закончится. Их снег не растает, бант всегда будет свадебным. А Мари будет все так же без устали порхать – как обещание безоблачного счастья в новом году.
Источник фото: Архив пресс-службы
Текст: Альберт Галеев
ЕЩЕ В РАЗДЕЛЕ ИСКУССТВО БРОШИ


Наследие

Это по любви




Наследие

Легкое дыхание










Наследие

Мир бездонный







поделитесь проектом