Наследие

Это по любви

Свои чувства к американке Уоллис Симпсон Герцог Виндзорский подкреплял украшениями французского ювелирного Дома.

«Это был очень хороший год», — про 1937-й в жизни Герцога Виндзорского не скажешь лучше, чем Фрэнк Синатра. Собственно, и Герцогом-то бывший король Великобритании стал в том же году. Эдвард VIII отрекся от престола в начале декабря 1936-го, но новый король Георг VI дотянул с подписанием бумаг, даровавших брату дворянский титул и финансовое содержание, до марта следующего года. Но Эдвард в своей австрийской, а потом французской эмиграции с куда большим нетерпением ожидал других бумаг: официального признания его возлюбленной, американки Уоллис Симпсон, свободной женщиной. Ее развод с первым мужем вступил в силу лишь через несколько месяцев после отречения Эдварда — все это время влюбленные были вынуждены быть вдали друг от друга.

Первым делом новоиспеченный муж бросил к ногам любимой жены бриллианты и рубины — на Рождество лучшего года в своей жизни


Но вот Симпсон снова получила право выйти замуж — и с этим, конечно, не стали тянуть. 3 июня 1937 года в почти что диснеевском замке Канде на берегах реки Эндр, которые словно сошли с полотен Моне, под французским Туром, Эдвард и Уоллис сочетались браком. «Я нахожу невозможным исполнять свой священный долг короля без помощи и поддержки женщины, которую я люблю», — сказал король Эдвард по радио во время публичного отречения. Теперь он наконец мог наслаждаться помощью и поддержкой женщины, которую любил, хоть они стоили ему бриллиантов и рубинов Короны Британской империи.

И первым же делом новоиспеченный муж бросил к ногам любимой жены как раз бриллианты и рубины — на Рождество лучшего года в своей жизни. Его мистер и миссис Винздоры в первый раз встречали вместе. Конечно, он не мог не подарить ей драгоценности. Конечно, они были от главного ювелирного Дома их новой родины — французского Van Cleef & Arpels: его браслетами и колье Эдвард без конца одаривал возлюбленную и будучи королем, и продолжал осыпать до конца своей жизни (замуж за него Симпсон выходила, тоже надев брошь-подарок Van Cleef & Arpels).

Но в этот раз герцог подарил ей украшение, пожалуй, самое символичное за все время их романа длиной в четыре десятилетия — брошь в виде двух перьев сказочной птицы. Крылья в этом году появились у их любви, и крылья эти были украшены двумя главными камнями Короны Британской империи — бриллиантами и рубинами. Теперь уж мы вряд ли узнаем, намеренным ли был этот экивок от голубокровного заказчика украшений (королевская семья так и не признала ни его любовь, ни его отречение, ни даже его брак). Или может, Эдвард просто выбрал камни двух цветов, связанных с любовью — красный цвет страсти и белый — чистоты помыслов. Да и надо ли это знать? Та брошь Van Cleef & Arpels оказалась подарком, достойным их великой любви. А разве не этого мы все хотим, ожидая подарки от любимых?

Набросок броши Chardon, 1937
Брошь Chardon из личной коллекции Уоллис Симпсон, 1937, Van Cleef & Arpels
Уоллис Симпсон в броши от Van Cleef & Arpels
Брошь из личной коллекции Уоллис Симпсон, белое золото, бриллианты, рубины, Van Cleef & Arpels
Набросок броши из личной коллекции Уоллис Симпсон, Van Cleef & Arpels
Источник фото: Архив пресс-службы
Текст: Альберт Галеев
ЕЩЕ В РАЗДЕЛЕ ИСКУССТВО БРОШИ

Наследие

Багет на балет





Наследие

Легкое дыхание










Наследие

Мир бездонный







поделитесь проектом